Глубинные бомбы

В России реализуется свыше десятка проектов по глубокой переработке зерна

17 Мая 2019

Яндекс.Дзен Instagram
За последние шесть лет валовой сбор зерновых в России превышает 100 млн тонн и имеет тенденцию к наращиванию. Зерновой экспорт с 2014 года вырос с 26 до 45 млн тонн. Собственные же потребности страны в зерне колеблются в границах 74-78 млн тонн, из них лишь 2,5 млн идет на его глубокую переработку и производство дефицитных аминокислот. Но именно в этом сегменте отечественных производителей можно ожидать наибольшие доходы.
Механизация АПК, применение современных агротехнологий, удобрений, семян вкупе с расширением посевных площадей под зерновые позволили за последние годы значительно нарастить валовые показатели по сбору зерновых в России. Если в провально-пожарном 2009/2010 сельхозгоду в стране было собрано 61 млн тонн, то в 2013/2014 — уже 105,3, а в прошлом — 127 млн тонн.

Избыточные закрома
Планы Минсельхоза РФ предусматривают последующий рост урожайности к середине следующего десятилетия уже до 150 млн тонн. Валовой рост имеет и негативную обратную сторону — мировые и оптовые цены на внутреннем рынке начинают падать, и производителям уже в ближайшем будущем зерно станет менее интересным, если срочно не искать новые пути сбыта продукции.
При этом уровень переработки зерна на муку в стране ничтожно мал, а уровень его глубокой переработки на аминокислоты вообще едва заметен. По информации ассоциации «Роскрахмалпатока», на эти цели в России отправляется не более 2,5 млн тонн зерна в год (из них 1 млн тонн кукурузы). «Россия крайне заинтересована в инвесторах, тем более в области переработки зерна, — утверждает вице-премьер Правительства РФ Алексей Гордеев. — Сегодня мы устойчиво производим 110-120 млн тонн зерна ежегодно, в том числе около 70 млн тонн пшеницы. Экспортный потенциал составляет 40-50 млн тонн. Сейчас торговать чистым зерном примерно так же, как торговать нефтью, поэтому мы в первую очередь нацелены на развитие экспорта продукции глубокой переработки».
Это напоминает знаменитое изречение великого сторонника переработки Дмитрия Менделеева, в свое время утверждавшего, что «сжигать нефть — это все равно что топить печку ассигнациями».

Однако немногие отечественные производители выпускают индустриальный крахмал, различные виды патоки, кукурузный и пшеничный глютен. По данным «Роскрахмалпатоки», в прошлом году выпуск немодифицированного крахмала составил 281,3 тыс. тонн (на 23% больше, чем в 2017 году), модифицированного крахмала — 40,5 тыс. тонн (на 98% больше), крахмальной патоки — 571,2 тыс. тонн (плюс 14%), глюкозно-фруктозных сиропов — 174,8 тыс. тонн (плюс 39%).
По подсчетам доктора экономических наук Виктора Белова, «нормативы потребления зерна рассчитываются из расчета 110 кг хлеба на человека в год, при этом из одной тонны зерна получается примерно 750 кг хлеба. Таким образом, на хлеб нужно 143 кг зерна на человека в год. Еще 30 кг надо добавить на выпечку, макароны, каши и так далее. 25% зерна от общего количества надо вычесть на семена и на естественные потери при хранении. Итого получится потребление в 230 кг зерна на человека в год». Таким образом, общее потребление населения России в пищу составляет порядка 32 млн тонн зерна в год. К этому следует прибавить еще чуть более 40 млн тонн фуражного зерна, семенного и стратегического фондов. В итоге получается цифра в 74-78 млн тонн внутренних потребностей страны ежегодно. Остаток же и есть экспортный потенциал, хотя и он является обычным сырьем, а не продукцией глубокой переработки, которая не только востребована за рубежом, но и крайне дефицитна внутри страны — по данным Минсельхоза РФ, потребности России в лизине составляют не менее 300 тыс. тонн в год. К примеру, свыше 90% лизина, глютена, аминокислот и прочих для нужд развивающегося животноводства сегодня импортируется, с 2010-го по 2015 год такой импорт вырос в 2,2 раза.
По данным экспертов компании Feedlot, в 2018 году импорт лизина в Россию составил 72 тыс. тонн, что на 20% больше, чем в 2017-м. Основными странами-поставщиками являются Индонезия (свыше 50%), Южная Корея (около 30%) и США (порядка 11%). При этом стоимость этой аминокислоты в стране колеблется на уровне 1,6-1,7 евро за 1 кг (в Европе — 1,24 евро за 1 кг). А это, исходя из потребностей страны только в лизине, 510 млн евро (37,5 млрд рублей по курсу на начало апреля 2019 года).
За последние годы ситуация начала меняться. В стране заявлены к реализации сразу 12 проектов по строительству мощностей по глубокой переработке зерна и производству аминокислот.
«Сегодня для проектов глубокой переработки зерна есть и благоприятные макроэкономические условия (дешевое сырье, слабый рубль), и более-менее сформированный рынок. В то же время для двух-трех предприятий, производящих одинаковый продукт, может уже не хватить места на рынке, поэтому перспективно на каждом новом биотехнологическом заводе производить разные продукты: крахмалы, востребованные аминокислоты, может быть, спирт», — рассказала «Вестнику» заместитель начальника Департамента стратегического развития и экономического прогнозирования «Центр экономического прогнозирования АО «Газпромбанк» Дарья Снитко.

Инициатива снизу
Нельзя сказать, что в России совсем не было попыток наладить глубокую переработку зерна. В Ростовской области с 2009 года функционирует завод по переработке кукурузы «АМИЛКО», занимающий 2-е место по выпуску крахмалопродуктов в России и консолидировавший 20% рынка крахмальных сиропов. Его программа развития предусматривает к 2022 году наращивание мощности переработки с нынешних 170 до 500 тыс. тонн зерна в год и создание биотехнологического кластера по глубокой переработке зерна в Ростовской области и выпуску различных видов крахмалов, сахаристых продуктов, высокобелковых кормов. Еще один крупный донской переработчик агрохолдинг «Астон» в прошлом году привлек с сотрудничеству одного из ведущих мировых производителей пищевых ингредиентов и компонентов комбикормов Archer Daniels Midland Company (ADM), который стал совладельцем компании «Астон крахмалопродукты» (АКП, заводы по производству крахмалов и сиропов в Рязанской и Владимирской областях). Президент ADM в Европе, Ближнем Востоке и Африке Пьер Дюпра заметил, что инвестиции в предприятие станут последними в серии глобальных проектов компании, нацеленных на расширение географического охвата регионов с предполагаемым ростом спроса.
«С АКП мы находимся в выигрышном положении и сможем эффективно удовлетворить потребности наших клиентов в России, а также достичь ожидаемого роста спроса как на местном, так и на мировом рынке», — подчеркнул он.
Другой мировой игрок — американская продовольственная компания Cargill — также начала реализацию проекта по созданию на территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) «Ефремов» в Тульской области собственного биотехнологического кластера. Он разместится на базе глюкозо-паточного комбината. По информации главы российского представительства Cargill Елены Зосимовой, в проект будет инвестировано не менее 10 млрд рублей для размещения в ТОСЭР ряда малых и средних предприятий по глубокой переработке сельхозсырья.
На завершающей стадии находится строительство завода по производству аминокислот (100 тыс. тонн сульфата лизина, 20 тыс. тонн клейковины, 11 тыс. тонн крахмала и 95 тыс. тонн отрубей в год) компании «ДонБиоТех» в Волгодонске (Ростовская область) мощностью переработки 250 тыс. тонн зерна в год. Однако дело затормозилось из-за финансовых сложностей у инвестора (предприниматель Вадим Варшавский) и вхождения предприятия в стадию банкротства. Однако, как заметил «Вестнику» заместитель председателя Законодательного собрания Ростовской области — председатель комитета по аграрной политике, природопользованию, земельным отношениям и делам казачества Вячеслав Василенко, этот проект, находящийся в высокой стадии готовности (вложено 12 из 15 млрд рублей), обязательно будет завершен.
Пока же лизин в России производят всего две компании: завод премиксов № 1 в Белгородской области и «АминоСиб» в Тюменской области. И все же это были усилия частного бизнеса с минимальной поддержкой со стороны федерального центра, который, по сути, должен быть заинтересован в продвижении именно перерабатывающего сегмента. Слово оставалось за Правительством РФ.

С подачи федералов
По сути, только с этого года федеральный центр всерьез взялся за стимуляцию экспортно-ориентированных участников рынка. Причем вновь после инициативы снизу. Президент Татарстана Рустам Минниханов на февральском совещании 2019 года в Казани обратился к главе Минсельхоза РФ Дмитрию Патрушеву с просьбой включить в программу льготного кредитования проекты республики по глубокой переработке зерна. А месяцем ранее уже курирующий АПК вице-премьер Алексей Гордеев заявил о готовности поддержать инициативу французской компании Tereos, планирующей локализацию в России производства крахмалопродуктов. Ожидается, что Минсельхоз РФ должен расширить для экспортеров перечень направлений для субсидирования по льготному кредитованию. По словам заместителя министра Елены Фастовой, в перечень будут внесены строительство, реконструкция и модернизация предприятий, занимающихся глубокой переработкой сельхозпродукции.
Интерес в данном случае взаимный. Сами производители ждут от Минсельхоза возмещения капитальных затрат на создание инфраструктуры, компенсации тарифов на энергоресурсы, логистику, субсидии экспортерам. Минсельхоз, которому поставлены задачи президентом РФ к 2024 году нарастить объем сельхозэкспорта в 2,2 раза (до 45 млрд долларов), заинтересован в стимуляции производства экспортного мальтодекстрина, кукурузного крахмала и глютена, кормовых продуктов, а также импортозамещения продукции АПК (того же глютена из КНР). Кроме того, среди поставленных задач — довести экспортные товары в категории «зерно и продукты его переработки» не менее чем до 36%. Таким образом, интерес обеих сторон к развитию глубокой переработки очевиден.

Господдержка уже начала приносить свои плоды. В ряде регионов заявлены к реализации свыше десятка перерабатывающих проектов. Крахмальный завод «Гулькевичский» уже в ближайшее время планирует выйти на паспортную мощность (80 тонн продукции в сутки) и полностью импортозаместить мальтодекстрин.
В Татарстане холдинг «Агросила» в 2022 году собирается запустить завод по переработке зерна мощностью 500 тыс. тонн. По словам предпринимателя Андрея Тютюшева, в Красноярском крае его «Сибирская аграрная группа» (специализируется на животноводстве) вложит 15 млрд рублей в завод по производству лизина, крахмалов и биоэтанола. В Саратовской области компания «Саратовские биотехнологии» к 2021 году построит за 20 млрд рублей предприятие по переработке 250 тыс. тонн зерна (продукция: белковые кормовые добавки, биоэтанол, пшеничный крахмал, глютен).
Те же средства компания «Технокорд» и китайская корпорация Cofco планируют вложить в свой завод в Пензенской области мощностью переработки 275 тыс. тонн зерна (продукция — лимонная кислота). В разной степени готовности находятся проекты по глубокой переработке зерна в Ставропольском крае, Башкирии, Подмосковье, Курганской, Амурской и Тульской областях.

По подсчетам аудиторов компании KPMG, в настоящее время в России заявлены либо реализуются инвестпроекты по производству продуктов глубокой переработки зерна на общую сумму около 100 млрд рублей. Участие государства в их реализации на уровне преференций подстегнет инвесторов и будет способствовать кратному увеличению зернопереработки с нынешних 2,5 млн тонн.

            bool(false)