Картофель зацепило пандемией

Последствия эпидемии коронавируса ставят под угрозу рентабельность картофелеводства

16 Июня 2020



Эксперты опасаются, что мировое снижение закупочных цен на картофель скажется и на российском рынке. И если крупные предприятия, использующие высокопроизводительную технику, орошение, инновационные технологии, специализированные хранилища и качественные семена, смогут сработать с прибылью, то небольшим хозяйствам будет очень сложно удержать производство на грани рентабельности. Ситуация повлияет и на семеноводство. Сорта зарубежной селекции получат ценовое преимущество перед отечественными.

Ценовая угроза
Неожиданный удар российскому картофелеводству может нанести эпидемия коронавируса. Сергей Банадысев, доктор с.-х. наук, руководитель селекционной программы СГЦ «Doka-Gene», сообщает, что свободный рынок картофеля ЕС рухнул из-за коронавируса. «Котировки оптовых цен картофеля на специализированных биржах в середине марта были приостановлены из-за отсутствия сделок на свободном рынке картофеля. Это означает отсутствие спроса и снижение оптовых цен», — поясняет эксперт. Статистического анализа процессов на российском рынке картофеля пока нет, аналитики наблюдают сезонное увеличение спроса в розничной сети, цены стабильны. Однако в ближайшее время существует опасность завоза подешевевшего иностранного картофеля в торговые сети РФ. «Излишки картофеля в ЕС для массированных поставок образовались в силу обстоятельств пандемии моментально, а лоббировать интересы своих производителей на самом высоком уровне всеми силами и средствами по всему миру там не только умеют, но и считают своим долгом», — комментирует Сергей Банадысев.
  
И в 2018-м, и в 2019 году активный ввоз картофеля из-за рубежа весной стал причиной отсутствия спроса на отечественный продукт. Генеральный директор «Тверской агропромышленной компании» Сергей Конаныхин говорит о том, что существенные запасы нереализованной продукции хозяйству пришлось выбрасывать. Если в текущем году государство будет неограниченно осуществлять весенние поставки из-за рубежа (а западные поставщики в этом очень заинтересованы), то российские производители снова не смогут реализовать продукцию из хранилищ в полном объеме. «Полных хранилищ в избытке, качество, безусловно, разное, но и за премиумом дело не стоит, его достаточно. Цена в середине марта 10 руб./кг на опте — это никак не рост при снижении курса рубля на 15%. Если и есть факты повышения цен, то в розничной сети. Там и нужно разбираться, сфера производства к этому не имеет отношения», — подчеркивает Сергей Банадысев.

Если крупные производители при этом смогут получить хотя бы минимальную рентабельность за счет высоких технологий, новейшей техники и объемов производства (разве что сократят или вообще откажутся от инвестиций в расширение производства и мощности хранения), то мелкие хозяйства могут оказаться перед необходимостью сворачивать производство.

Русская картошка
Согласно статистике ФБГНУ ВНИИ картофельного хозяйства им. А.Г. Лорха, количество сортов картофеля отечественной селекции в последние годы растет. В госреестре российские сорта картофеля составляют более половины от общего числа селекционных достижений, допущенных к использованию. Однако на полях российских сортов высаживается едва ли пятая часть. И дело не в качестве. Если раньше отечественных селекционеров можно было обвинить в пренебрежении к внешней красоте сортов, то сегодня этот параметр тоже учитывается. «Помимо высокой урожайности, мы выводим сорта, обладающие идеальной гладкой формой без глубокого залегания глазков, хорошо подходящие для мойки, имеющие достойный товарный вид», — рассказывает Павел Иванов, специалист селекционно-генетического центра «Дока — генные технологии». — И мы понимаем, какими качествами картофель должен обладать, чтобы на него сегодня был спрос. И даже заглядываем немножко вперед». Проблема в том, что в те годы, когда российская селекция катастрофически теряла позиции и была невостребованной, из цепочки производства картофеля выпало очень важное звено — семеноводческие хозяйства.

Сегодня в реестр Россельхозцентра внесено немногим более 1 тыс. семеноводческих хозяйств (в это число входят и картофелеводы). Это сравнительно небольшое количество предприятий в основном занимается размножением импортных сортов. Более того, ввоз семенного материала в Россию из других стран упростился в 2019 году благодаря системе «Выдача разрешений на ввоз подкарантинной продукции в целях ее использования для посевов и посадок» (ВРВПП) на базе ФГИС «Аргус-Фито».
Хотя в последнее время суровая экономика заставляет производителей искать варианты удержания себестоимости продукции на приемлемом уровне за счет приобретения намного более дешевых семян сопоставимого качества российского производства, поскольку стоимость импортных семян в России уже превышает европейский уровень в два раза. Доля цены импортного семенного материала дошла до 40% в конечной стоимости продукта, тогда как отечественные семена укладываются в 10-11%.
Общее снижение цен на товарный картофель на Западе может повлечь за собой снижение цены на семенной продукт и уничтожение ценового преимущества российских семеноводов.

Без государственного протекционизма отечественные семеноводческие хозяйства не смогут развиваться и укреплять свое преимущество на российском рынке. «Важное значение должны иметь меры государственной поддержки, направленные на развитие региональной сети базовых селекционно-семеноводческих центров (предприятий). В целях компенсации затрат на производство высококачественного оригинального и элитного семенного картофеля большую роль играет выделение ежегодных субсидий (несвязанная погектарная господдержка) из федерального и региональных бюджетов. Для стимулирования приобретения и эффективного использования высококачественного сертифицированного семенного материала лучших российских сортов картофеля целесообразно ввести дифференцированные ставки субсидирования из федерального бюджета на классы супер-суперэлитного, суперэлитного и элитного картофеля в размере 25-30% стоимости семян», — считает Евгений Симаков, главный научный сотрудник — заведующий отделом экспериментального генофонда картофеля, доктор сельхознаук, профессор ФБГНУ «ВНИИ картофельного хозяйства им. А.Г. Лорха».
«Динамика формирования в РФ современной полностью независимой селекционно-семеноводческой системы могла бы быть намного интенсивней, если бы поддержка государства была ориентирована именно на увеличение объемов и повышение качества производимых семян, — добавляет Сергей Банадысев. — Вместо этого серьезные средства направлены на разработку никого и ни к чему не обязывающих технологий выращивания картофеля с урожайностью 30 т/га. При этом специализированные предприятия уже получают урожаи 40-45 т/га. А аграрная наука берется разработать эти технологии до 2025 года, в то время как это можно сделать, не вставая из-за стола за полчаса на компьютере».

«Разнонаправленный» вектор
Сергей Банадысев обращает внимание на призыв Минсельхоза РФ увеличить производство овощей в 2020 году на 25%, прозвучавший в начале апреля на специальном совещании. Этот призыв касается и картофелеводов. Эксперт сомневается в эффективности такого решения. «Уже обозначено снижение доходов на 17% во втором квартале, также весьма вероятно, что с учетом этого и на фоне вынужденной безработицы конструктивная часть населения значительно нарастит производство картофеля и других овощей на дачах и огородах. А это не увеличит, а уменьшит спрос на картофель в магазинах. Реальный сектор экономики ждет от правительства не пламенных призывов, а четких и квалифицированных мер поддержки и повышения не столько производства, сколько покупательной способности в стране. Увещеваний торговых сетей по росту цен, взывания к их совести недостаточно», — уверен Сергей Банадысев.
Учитывая то, что доля ЛПХ в общем объеме выращиваемого в стране картофеля составляет более 60%, рост производства с этой стороны — очень серьезный аргумент.
При этом — в реальности, а не в планах программ развития — существует вероятность сокращения площадей под картофелем. Исполнительный директор Картофельного союза Алексей Красильников считает такое развитие событий закономерным. Он отмечает, что в секторе производства картофеля наблюдается очень низкая рентабельность, причем это единственная агрокультура, которая демонстрирует убыточность — остальные либо на нуле, либо в плюсе. «Небольшие предприятия постепенно переходят на более высокомаржинальные агрокультуры, в частности зерновые, — констатирует он. — Крупные сельхозпредприятия, у которых сложились устойчивые связи с федеральными сетями или есть собственная переработка, пока массово не сокращают площади под картофелем, хотя некоторые тоже подумывают о снижении посадок».
Таким образом, в сложившейся ситуации, усугубленной «коронавирусным кризисом», картофелеводство требует не меньшего внимания государства, чем отрасли, официально признанные наиболее пострадавшими от коронавируса.

            bool(false)