Встать на одну полку

Интеграция российского вина в мировой потребительский рынок: какие перспективы, и знают ли наше вино в Бордо?

8 Ноября 2019

Яндекс.Дзен Instagram
Последние лет пять для виноградарства и виноделия ознаменовались рядом важных качественных изменений. Проблем еще немало. Надо увеличивать закладки, формировать новое поколение кадров… Но есть еще один гордиев узел, который предстоит разрубить производителям. После стольких десятилетий стагнации в отрасли, во время которых отечественные полки покорили «заморские гости», надо завоевать отечественного потребителя. И в этом, как не парадоксально на первый взгляд, процесс интеграции российского виноделия в контекст мирового потребительского рынка играет немаловажное значение.

Свой среди чужих
В сентябре этого года на International Wine Challenge AWC в Австрии российские виноделы Кубани завоевали две золотые и пять серебряных медалей, где в винном вызове участвовали 12 тысяч образцов из 42 стран мира. Подобный случай давно не беспрецедентный. Если еще лет десять назад любая медаль или даже просто благосклонное bon от мировых экспертов воспринимались как нечто из ряда вон выходящее, то сегодня все большее количество отечественных виноделен уезжает из-за границы с «бронзой», «серебром» и даже «золотом». Decanter World Wine Awards, International Wine & Spirit Competition, Mundus Vinus, International Wine Challenge — российские вина получили на ведущих конкурсах стабильную прописку с медальным статусом. «Вначале наши виноделы вели счет на штуки, затем на десятки, а сегодня ежегодно на разных конкурсах несколько сотен наших вин стабильно завоевывают медали разного уровня», — говорит президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович.

Есть в истории российского виноделия уже и первая, полученная в 2017 году в Лондоне «платина», что в переводе на массовый язык означает «великое вино». Такую награду как лучшему «красному вину Центральной и Восточной Европы» с оценкой 95 из 100 возможных баллов присудили фанагорийскому вину «100 оттенков красного. Саперави 2015» на Decanter World Wine Awards ведущего винного журнала Decanter.

Винодел по красным винам «Фанагории» Роман Ткачук так отреагировал на этот пока единичный для России случай: «Мы всегда надеемся, что все вина, которые делаем, достойны высоких наград. Но то, что «Сто оттенков красного. Саперави 2015» завоюет платиновую медаль на одном из самых престижных мировых конкурсов, — этого, конечно, мы не ожидали. Эту победу, в первую очередь, обусловил сам год урожая, 2015-й, который оказался очень удачным именно для саперави». Но винодел подчеркивает и еще один важный аспект: «Мы отдаем на суд экспертов вина из наших постоянных линеек, произведенные по той же самой технологии, с которой работаем всегда. И для нас как виноделов важна оценка не только самих вин, но и всей нашей работы: в том мы идем направлении или нет. Эта платиновая медаль для нас служит подтверждением: все, что мы делаем с этим с вином, все этапы технологии его производства, начиная с агротехнических мероприятий, делаем правильно».

Для винодела Александра Сикорского (имение «Сикоры») успех на престижных конкурсах тоже не самоцель, как и для большинства участников отрасли, убежден он: «Это просто очень хороший ориентир для того, чтобы мы осознавали свое место в контексте мирового виноделия. Понятно, что для какой-то части продвинутых специалистов подобные победы что-то говорят, но все-таки для так называемых винных ценников в первую очередь большее значение играет цена вина и качество». Победы на подобных конкурсах подтверждают мнение ряда экспертов, что российское вино, как минимум отдельные его образцы, за последние годы, действительно, стало иным, таким, которое привлекает внимание взыскательных дегустаторов и ценителей.
Автор «Российские вина. Авторский гид Артура Саркисяна-2019», глава Союза сомелье и экспертов России Артур Саркисян, который последние лет десять лет особо щепетильно следит за развитием отечественного виноделия, отмечает, что в гиде 2013 года оценку вин он начинал всего с 75 баллов. «Если бы тогда планка была чуть выше, никакой книги бы не было. В лучшем случае удалось бы издать буклет на 10 страниц. Я сознательно пошел на такой шаг, понимая, что дорогу осилит идущий и нужно с чего-то начинать разговор о российском виноделии», — замечает эксперт. За последние шесть лет планка в гиде поднималась несколько раз, и в текущем году проходной балл в него составляет не менее 84 баллов, уровень «золота» поднят до 87 баллов, гран-при — 90 баллов. По мнению автора, мы постепенно приближаемся к уровню «серебра» по стандартам большинства международных конкурсов. «Почему я говорю об этом с гордостью? Казалось бы, с ужесточением системы оценки вин страниц в книге должно стать меньше. Но это не так... Гид стал еще толще. Это означает, что российское виноделие продолжает развиваться не только количественно, но и качественно», — подчеркивает он.

В гостях хорошо, но...
Российские виноделы постепенно наращивают экспорт продукции за рубеж. Этот объем пока мал — всего порядка 1% от общего количества производимого вина в России. Однако количество игроков на этом поле увеличивается. Ключевым регионом-экспортером страны, как и самым масштабным виноделом, по-прежнему остается Краснодарский край, чей вклад в экспорт по разным оценкам не ниже 55-60%. На Кубани производится примерно 45% валового сбора российского винограда, свыше 40% российского тихого вина и около 30% игристого. Из региона экспортируется примерно 300 тыс. декалитров (дал) вина. К 2024 году в рамках нацпроекта «Международная кооперация и экспорт» планируются довести экспорт до 445 тыс. дал. В целом список стран, куда в тех или иных количествах поставляется винодельческая продукция России, составляет уже не менее 30. И экспансия, пусть и постепенно, но продолжается. Например, один из самых крупных экспортеров страны — винодельня «Кубань-Вино», которая с 2016 по 2018 гг. в один только Китай поставила порядка 60 000 декалитров вина, помимо Поднебесной сотрудничает с Японией, Испанией, Германией, Бразилией, Гонконгом, Казахстаном, Украиной, Норвегией, отправила первую партию в Беларусь. По словам директора департамента по развитию и продвижению «Кубань-Вино» Эдуарда Долгина, планируется открытие поставок еще в ряд стран Азии, Ближнего Востока и Европы. ГК «Абрау-Дюрсо» поставляет вино тоже более чем в десяток стран, в 2017 году при общем объеме продаж чуть более 33 млн бутылок экспортировала более 730 тыс. бутылок. В 2018 году, как отмечает Леонид Попович, при объеме продаж 38 млн бутылок объем экспорта у этой компании вполне может выйти на уровень 2 млн бутылок. «Фанагория», «Долина Лефкадия», «Саук-Дере», «Вилла Виктория», «Мысхако» — список увеличивается год от года. Но как отмечает большинство экспертов, для винодельческих хозяйств выход на международный рынок не является основной целью. «Любая винодельческая страна начинает развитие с внутреннего рынка, нам нужно завоевать места, прежде всего, в России», — убежден Александр Сикорский.

Победа куется на виноградниках
Радует, когда экспортеры не ограничиваются в плане продвижения российского вина за границу лишь наращиванием поставок. Например, «Кубань-Вино» открыла в городе Шэньчжэнь (Китай) винный дом «Шато Тамань». Это многофункциональная площадка с определенным китайским колоритом, где помимо винотеки и ресторана есть зона для обучающих и презентационных мероприятий. Эдуард Долгин рассчитывает, что в случае успеха данный проект удастся масштабировать на весь Китай и сделать такие посольства вин «Кубань-Вино» настоящим сетевым проектом. «Это, несомненно, принесет имиджевые и коммерческие результаты через несколько лет. Но важно, что этот проект — значимый шаг не только в развитии торговых, межгосударственных и культурных связей, но и в продвижении самого бренда российского вина за пределами страны», — подчеркивает директор департамента по развитию и продвижению «Кубань-Вино».
Среди механизмов популяризации бренда «российское виноделие» стоит отметить и вхождение отечественной продукции в сегмент HoReCa. «В частности, с отечественными винами знакомится Европа. Они представлены уже в ресторанах Michelin, в ресторанах рейтинга The World’s 50 Best Restaurants, в Бордо и Бургундии. Это пока еще не большой тренд, но факты такие уже есть», — добавляет вице-президент Российской ассоциации рынков ритейла Александр Ставцев.
Один из примеров демонстрирует хозяйство «Студия вина Галина» донского винодела Юрия Малика. Его игристые «Вина Арпачина» из донских автохтонов уже получили прописку во Франции. Они продаютсся в Бордо, представлены в музее вина Cite du Vin. Есть подтвержденная заинтересованность и экспертами из Бургундии. «Для меня во всем этом особо ценно, что о донском виноделии узнают в мире. Если хотите, то да, такая вот форма проявления патриотизма. Для французов мы сделали специальную этикетку на французском, по их стандартам. На этикетке нанесена карта донского региона. Вот что важно. Я с детства знал, что такое донское виноделие, хотелось его возродить. Поэтому и выбор пал на автохтонные сорта. В первую очередь мне хочется, чтобы мои соотечественники приучались к хорошему, знали, что есть на Дону такие автохтоны как Пухляковский, Кушмацкий белый, Цимлянский черный и другие», — делится Юрий Малик.
Еще один донской автохтон Красностоп золотовский от хозяйства «Винодельня Ведерниковъ» реализовывался в Лондоне одноименным вином через на сегодня самый известный винный бутик Hedonism Wines Евгения Чичваркина.
«В российском виноделии появляется немало хороших проектов, за последние годы построены или модернизированы винодельни самым современным образом. Они оснащены порой лучше западных. Но нам еще многому предстоит учиться. И в этом смысле мировое взаимодействие неоценимо. Имея хорошее оснащение, надо параллельно серьезно заниматься виноградниками. Победа куется на виноградниках», — убежден генеральный директор имения «Сикоры».
За последние годы в России увеличивается закладка виноградников. Стабильно производится около 500-530 тыс. тонн винограда. Средства, выделяемые на поддержку данных отраслей из федерального бюджета, выросли в разы. Так, в 2015 году на закладку и уход за виноградниками было предусмотрено свыше 1 млрд рублей. В 2016-м — 2,4 млрд рублей. В целом за последние три года в отрасль направлено 6 млрд рублей. В 2019-м — около 3 млрд рублей. В сентябре этого года окончательно принят законопроект о субсидиях для виноградарей и виноделов РФ. Еще один мотивирующий шаг развиваться. И продвигать бренд «российское виноделие» как внутри страны, так и за ее пределами.

Мнение

Леонид Попович, президент Союза виноградарей и виноделов России:
— В России ежегодно потребляют чуть больше 1 млрд винодельческой продукции, в лучшем случае 50% производится из российского винограда. Перед виноградарями и виноделами стоит гигантская задача по импортозамещению внутри страны. Надо увеличивать закладку виноградников. Сейчас мы насчитываем 90 тыс. га, надо нарастить минимум до 150 тыс. га, а лучше — до 200 тыс. га и больше. В таком случае большую часть потребностей внутреннего рынка сможем удовлетворить. И в этих условиях главная задача российских виноделов — завоевать российский рынок, отбив полки у импортеров. Но в то же время очевидно, что без признания нашего вина в мире продавать свое внутри страны тоже довольно трудно. Получение медалей на престижных конкурсах, как и продажа российского вина за рубеж даже малыми партиями, это в первую очередь хороший маркетинговый ход для стимулирования внутренних продаж.

Артур Саркисян, глава Союза сомелье и экспертов России:
— В последнее время мы все чаще видим: российские производители начинают работать с азиатским рынком, он более открыт для принятия чего-то нового, чем, скажем, запад. Освоение Европы — сложный и длительный процесс. Да, там тоже должны знакомиться с российским вином, знать, что такое российское виноделие. Но в первую очередь нам надо насытить собственный рынок, заинтересовать его. Перед нашим виноделием, если смотреть массово, стоит задача нарастить качество, и тогда мы все завоюем. Когда российский потребитель начнет доверять отечественному виноделию, его качеству, знать, что оно произведено из российского винограда, когда он начнет брать с полки именно российское вино, тогда мы будем двигаться вперед, в том числе и с точки зрения экспортных возможностей.

            bool(false)